Александр Певчий

Мое пребывание в ГСВГ. Глава 16




Глава 16. Как я ходил в караул в пехоте


Со второго периода службы нас начали привлекать к наряду в караул. В один из таких первых моих караулов нас пришел проверить наш замполит роты лейтенант Тихонов. Он был помощником дежурного по полку. Я в ту ночь стоял на третьем посту, что находился в парке. Охраняемым объектом являлись опломбированные боксы с техникой.

Я узнал своего замполита издали. Он шел в сопровождении разводящего сержанта. Накануне он сам мне говорил, что придет проверить лично меня, как я исправно несу службу. Потому я сразу настроился действовать исключительно по уставу, чтобы не дать ему повода меня в чем-либо упрекнуть.

Я подал команду, как и предписывал Устав: «Стой, кто идет?» На что разводящий ответил соответственно того же Устава. После этого я разрешил им подойти ко мне ближе.

Лейтенант приблизился ко мне и стал искать предлог, к чему бы придраться. Меня распирал смех, так что я еле сдерживал себя, корча серьезную гримасу. Дело в том, что у меня к тому времени сложились уже великолепные отношения с нашим замполитом. Я его уважал и, если честно, ощущал симпатию с его стороны к себе. Не знаю почему, но он отобрал меня и еще двоих молодых москвичей  для составления Боевых листов. Каждый из нас писал тот листок для своего взвода. Поначалу мне не нравилось это занятие. Писарь – это вообще не мое призвание. А тут еще не просто писать надо было, но писать в патриотическом и пропагандистском стиле, чтобы «поднимать боевой и моральный дух бойцов». Я совершенно ничего в этом не смыслил. Потому уже в первый день, когда Тихонов вызвал меня в Ленинскую комнату и положил передо мной чистый бланк «Боевого листа», я прямо ему ответил, что не смогу этого сделать. «Да баран я в таких вопросах, товарищ лейтенант!» - прямо признался я. Но замполит не отставал: «Ничего страшного, я тебя всему научу!» И так мы начали создавать вместе Боевые листки, которые надо было выпускать каждую неделю свежие. Причем, первые придумывал фактически он сам. Я лишь переписывал его заготовки своей рукой. Но потом, постепенно, я уже начинал задействовать свою фантазию, и у меня начало кое-что худо-бедно получаться писать самостоятельно. Во время тех написаний мы часто переходили на личное общение на разные темы. И таким образом между нами образовался почти дружественный контакт, но в пределах разумной субординации. Все же я понимал, что он – офицер, а я – всего лишь солдат.

Тихонов сперва окинул взглядом мой внешний вид. Но там все было по уставу. Даже ремень на поясе был подтянут и все пуговицы на шинели аккуратно застегнуты.

Тогда лейтенант стал рассматривать охраняемые объекты, желая обнаружить что-то неладное там…

И тут со стороны КТП (Контрольно Технический Пункт) появился дежурный прапорщик. Он прошел мимо моего поста, буквально в метрах пятидесяти от нас, и скрылся  за воротами парка. Он шел на доклад к дежурному по полку.

- Я не понял, а что это у тебя здесь происходит? Почему через твой пост проходят посторонние? – корча серьезную гримасу очень строго напал на меня Тихонов.

- Так это же не посторонний, это дежурный по КТП! – парировал я.

- И что с того, что это дежурный по КТП? Какое он имеет право здесь проходить? – не отступал замполит.

Я немного растерялся. Формально Тихонов был прав. По Уставу даже дежурный по КТП не имел права здесь ходить. На доклад к дежурному по полку дежурный должен был идти другой дорогой. Но та дорога была намного длиннее. Нужно было выйти за территорию гарнизона через КТП, а потом вдоль забора дойти до КПП, и только через центральный вход проследовать до штаба полка. А это почти в два раза длиннее дорога. Потому все дежурные по КТП уже давно ходили на доклад именно по этой дороге. И на это нарушение Устава никто не обращал внимания, закрывая на то глаза.

- Так, товарищ лейтенант, - запинаясь и ища формулировку для своего оправдания, начал говорить я, - это ж уже давно не мной заведено!

- А мне какое дело до того, когда и кем заведено это нарушение Устава? Ты хочешь, чтобы тебя сейчас сняли с наряда и посадили на гауптвахту?

- Да нет, не хочу. - Продолжая улыбаться, ответил я.

- Вот если не хочешь на гауптвахту, то соблюдай Устав! Ты меня понял?

- Так точно, понял, товарищ лейтенант! Исправлюсь!

- Ну вот давай исправляйся. А я прослежу за этим.

И они пошли от моего поста обратно к караулке.

Минут через пятнадцать снова появился дежурный по КТП. Счастливый такой… какую-то мелодию насвистывал… ключами жонглировал, подбрасывая их и ловя… А что ему? Отчитался перед дежурным по полку, что на его посту все нормально. Вот и настроение великолепное… Знал бы он, что его ожидало через несколько минут…

Я тяжело вздохнул и выкрикнул:

- Стой, кто идет?

Прапор даже не остановился. В том же веселом настроении ответил:

- Да цэ я!

А он был сам с Западной Украины. Служил в танковом батальоне. Вообще, как я узнал позже, он был милейший человек. Безобидный такой. Правда, у него был большой нос формы сливы. Из-за этого над ним порой смеялись некоторые солдаты. Но в целом – большой души человек. Я когда вспоминаю этот случай, мне искренне жаль, что все так тогда произошло. Ну не тот мужик пострадал! Лучше бы на его месте оказался кто-то другой. Искренне говорю…

- Стой, буду стрелять! – грозно скомандовал я и тут же передернул затвор.

- Стриляй! – На украинском языке, с улыбкой, ответил он и продолжил дальше идти. Он думал, что я просто шучу от скуки на посту, решил поприкалываться…

Я выстрелил в воздух и направил на него автомат.

- Стоять! – громко крикнул я.

Прапор остановился и чуть присел.

- Ты шо, з глузду зъихав? – уже взволнованным голосом произнес он.

- Я сказал, стоять! – Еще громче прокричал я.

Меня охватил мандраж. Я не знаю почему, но руки стали трястись. Может потому, что я никогда в жизни до этого не наводил автомат на человека? Не знаю. Однако разум я не потерял. Я прекрасно осознавал в тот момент, что после того, как я выстрелил в воздух, дело это просто так уже не закончится. Это ЧП! И мне придется как-то оправдываться за этот выстрел.

- Ложись на землю! – Выкрикнул я, продолжая держать его на мушке. И только после этой фразы я сам посмотрел прапорщику под ноги. Он остановился как раз посреди огромной лужи.

Блин, я уже начал сожалеть, что это сказал. Ну не хотел я его укладывать в лужу. Жалко мне было его, как и жалко было и себя. Ведь замполит пригрозил посадить меня на гауптвахту, если я не поступлю по Уставу…

Прапор посмотрел под ноги и жалостливо уставился на меня.

У меня сердце раздиралось, насколько мне было его жалко.

- Вв-вв-вызывай начальника караула! – Заикаясь еле выговорил он, но так и не лег в лужу.

Я сделал десять шагов к точке, где находилась связь, не отрывая глаз от прапора. Достал трубку и подсоединил ее к розетке.

На том конце провода кто-то снял трубку. Я сразу не расслышал, кто это был. Дежурным по караулу был тогда наш взводный, лейтенант Авдеев. Сперва я так и решил, что это был именно он.

- Товарищ лейтенант, на третьем посту задержан неопознанный объект!

Последовала заминка. Но уже секунд через десять я четко расслышал голос другого лейтенанта, замполита Тихонова:

- Отпусти его! – не громко и спокойным голосом ответил замполит, - Ты меня слышишь? Я сказал, отпусти его.

- Как скажите, товарищ лейтенант…

Я облегченно вздохнул и опустил автомат.

- Можете идти. – Теперь уже негромко произнес я.

Напуганный прапорщик молча продолжил свой путь к КТП…

Через пять минут в ворота парка влетел караул, поднятый по тревоге. Караулка ведь находилась буквально в ста метрах от тех ворот, так что третий пост был совсем близко. Впереди бежал разводящий сержант. За ним – человек десять…

Не, я догадывался, что они бежали на мой выстрел. Но я был еще под впечатлением случившегося. Потому, когда они молча пробежали мимо меня в сторону четвертого поста, я даже не окликнул их. А потом мне стало смешно. Смешно из-за того, что бестолковый сержант даже не посчитал нужным поинтересоваться у меня, где стреляли. «Ну, не спросили, значит пусть теперь побегают по всему папку. Кто им врач?» - сам  в себе произнес я.

Минут через десять караул вышел из-за дальнего бокса, где рядом находился склад ГСМ, и уже не спеша последовал в мою сторону.

Подойдя совсем близко, разводящий наконец обратился ко мне:

- Ты не слышал, откуда стреляли?

- Слышал, - с полным пофигизмом ответил я.

- И где стреляли? – снова уточнил сержант.

- Здесь стреляли… Я стрелял…

Весь караул с возмущением посмотрел на меня.

- Так какого ты не сказал нам сразу, когда мы пробегали мимо тебя? – начали они кричать на меня вразнобой.

- А вы че, у меня спрашивали? Вы пронеслись мимо меня, как угорелые, даже не посчитав нужным что-то уточнить. Ну я и не стал вам мешать…

- Придурок! Мы носимся по всему парку, ищем того, кто стрелял, а он ни слова нам не сказал!

Я заржал…

 

* * *

 

Началось расследование инцидента на третьем посту. Я рассказал все, как было. В принципе, я действовал строго по Уставу. Потому претензий ко мне никаких не было. Более того, действия мои признали образцовыми. Даже сам командир полка похвалил меня за бдительность… А в свежем Боевом листке 3 мотострелковой роты некто поставит меня в пример другим… Естественно, не я был автором того текста. Если честно, я до сих пор виню себя за то, что поступил тогда по Уставу. Сволочь я был. Из-за меня потом строго наказали того прапорщика. Говорят, что его отправили даже на гауптвахту. Только не в наш полк, а в дивизию…



Создан 10 апр 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником